www.fortress.bosfor.ru
RUSSIA, VLADIVOSTOK
www.fortress.bosfor.ru
САЙТ О ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ, А ТАК ЖЕ ОБ ОТНОСИТЕЛЬНО СОВРЕМЕННЫХ СООРУЖЕНИЯХ ИЗ БЕТОНА

   Главная    ДВ ФОРТ-ФОРУМ    Крепость Владивосток    Фотогалерея    Ссылки   

Полезное

 

Обзор УКРЕПЛЕНИЙ

Основные фортификационные ТЕРМИНЫ

 

Планы фортов

 

 * 

План Форта №2

 * 

План Форта №3

 * 

План Форта №4

 * 

План Форта №5

 * 

План Форта №6

 * 

План Форта №7

 * 

План Форта №9

 * 

План Форта №11

 * 

План Форта №12

 * 

Муравьева-Амурского

 * 

Форт Поспелова

 * 

Форт Русских

 * 

Форт Суворова

 * 

План Укрепления №1

 * 

План Укрепления №2

 * 

ОП Литер Ж

 

Карты

 

 * 

Крепость Владивосток ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН 1916 год:
 - КАРТА №1 (~360 Кб)
 - КАРТА №2 (~1.3 Мб)

 * 

Укрепления по состо-янию на 1887 год

 

Биографии

 

Генерал-майор А.П. Шошин

Начальник инженеров флота К.А. Розе

Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер

Инженер-полковник П.П. Унтербергер

Генерал-майор В.И. Жигалковский

Генерал В.А. Ирман

Генерал-лейтенант А.П. Будберг

Полковник В.А. Свиньин

 

Воспоминания

 

Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас

 

Подписаться на рассылку

 

>> Отписаться          

Будем искать?

 


Статистика

 

Посетителей - 00003847

 

Rambler's Top100

Rambler's Top100

Яндекс цитирования

website monitoring service

 

© 2000 - 2015,
www.fortress.bosfor.ru
ВОЕННЫЙ ИНЖЕНЕР ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ВАЦЛАВ ИГНАТЬЕВИЧ ЖИГАЛКОВСКИЙ


Владимир Калинин, Николай Аюшин, Ольга Лынша

(Перепечатка из польского журнала "Forteca",
№ 1, 1998, s. 39 - 44 c разрешения редакции)



   Вацлав Игнатьевич Жигалковский родился 22 сентября 1859 г. в г. Виннице Каменец-Подольской губернии (все даты даны по юлианскому календарю, принятому в России до 1918 г.). Он был сыном помещика Игнатия Григорьевича Жигалковского, потомственного дворянина Каменец-Подольской губернии. Род Жигалковских, как свидетельствует архивное "Дело о дворянстве Жигалковских по Подольской губернии за 1863 г.", восходит к прапрадеду Игнатия Григорьевича - Петру Ивановичу Жигалковскому, который в 1681 г., будучи хорунжим панцирного знака, получил от польского короля Яна III привилегию на пожизненное владение селением Тытсковец "за воинские труды, особенно за турецкую компанию, за заслуги и мужество"1. В 1699 г. он завещал своим детям села Семеринки и Новослино Ольгопольского уезда Подольской губернии и с тех пор Жигалковские владели несколькими селами Каменец-Подольской губернии1.


   Молодой Жигалковский получил прекрасное образование в киевской гимназии Святого Владимира, преподавание в которой вели университетские профессора. По окончании в 1878 г. гимназии Вацлав Игнатьевич поступил во


   2-е Константиновское военное училище в Петербурге. В 1880 г. он закончил училище, был произведен в подпоручики и его, как одного из лучших выпускников, прикомандировали к лейб-гвардии Павловскому полку в Петербурге. Служба в полку складывалась весьма успешно и в 1883 г. Жигалковский дважды удостаивался Императорского благоволения. В 1884 г. Жигалковского произвели в подпоручики гвардии и он стал полноправным гвардейским офицером2. Перед ним открывались блестящие возможности для военной карьеры, однако Вацлав Игнатиевич предпочел службе в гвардии более интересную для него деятельность военного инженера. Четыре года, проведенные в гвардии, Вацлав Игнатьевич не потратил даром, а провел их усиленно занимаясь самообразованием, поскольку поступить в Николаевскую Инженерную Академию для офицера, не прошедшего курс Николаевского инженерного училища, было крайне сложно.


   Потраченные усилия не пропали даром и в 1884 г. блестяще выдержав вступительные экзамены Жигалковский поступил сразу же в старший класс Академии. Он был зачислен поручиком по инженерным войскам с оставлением при Академии и после окончания дополнительного курса 12 января 1886 г. произведен в штабс-капитаны и получил звание военного инженера2.


   Вся дальнейшая служба В. И. Жигалковского проходит на территории Южно-Уссурийского края. На Дальнем Востоке России он прослужил в общей сложности около 24 лет, что было по тем временам явлением редчайшим. Его зачислили в штат Амурской инженерной дистанции с прикомандированием для производства строительных работ к Владивостокской инженерной дистанции. 7 марта 1887 г. Вацлав Игнатьевич прибывает во Владивосток2. В декабре 1887 г. ему поручают производство не только строительных, но и инженерных работ. В 1888 - 1891 гг. Жигалковский запроектировал и построил группу так называемых Иродовских батарей - деревоземляных береговых батарей, расположенных у м. Иродова и защищавших Скрыплевский рейд на подступах к бухте Золотой Рог. Впоследствии, во второй половине 90-х годов XIX столетия эти батареи были перестроены в бетонные военным инженером капитаном Колосовским3,4.


   Во Владивостоке в 1887 г. началось строительство Успенского собора. Автором проекта и строителем собора был военный инженер капитан Зеенштрандт, которого в 1888 г. задолго до окончания его постройки перевели в Петербург. Строительство собора возглавил штабс-капитан Жигалковский, на долю которого выпало производство большей и важнейшей части работ. 6 декабря 1889 г. состоялась церемония освящения собора епископом Камчатским Гурием. Таким образом, Вацлав Жигалковский, католик по вероисповеданию, прошел практический курс по сооружению православного храма5.


   За отличие по службе 1 марта 1890 г. Жигалковского произвели в капитаны. 3 января 1894 г. его перевели в штат Владивостокского крепостного инженерного управления. Однако, большая часть службы Жигалковского в последующие годы проходит вне Владивостока, преимущественно в селе Никольском (с 1898 г. город Никольск-Уссурийский, затем Ворошилов-Уссурийский, в настоящее время Уссурийск), где располагался крупнейший по численности воинский гарнизон на территории Южно-Уссурийского края. Здесь была образована Южно-Уссурийская инженерная дистанция и 19 марта 1896 г. Жигалковского переводят в ее штат2.


   Для размещения войск в отдаленном и необжитом крае требовалось в спешном порядке строить казармы и другие воинские здания, а кроме того, военным инженерам приходилось заниматься и сугубо гражданским строительством, поскольку они были зачастую единственными сведущими в строительном деле людьми на далекой окраине огромной Российской империи.


   Так, в 1892 г. Жигалковский безвозмездно составил проект и построил каменную Преображенскую церковь на Никольском кладбище6. Успех этого строительства вдохновил местного священника Павла Саввича Мичурина на строительство большого приходского храма, поскольку старая деревянная церковь была очень мала и пришла в ветхость. Именно в этой церкви 12 января 1894 г. капитан Жигалковский обвенчался с дочерью командующего войсками Южно-Уссурийского отдела Приамурского военного округа генерал-майора В. М. Курселя Александрой Викторовной. Молодая семья постоянно проживала в Никольском, где 20 октября 1894 г. появилась на свет старшая дочь В. И. Жигалковского Татьяна, а 4 сентября 1896 г. младшая дочь Наталья. Обеих дочерей Жигалковский крестил в старой никольской церкви.


   В 1894 г. Вацлав Игнатьевич безвозмездно составил проект нового огромного храма и 4 сентября 1894 г. состоялась его торжественная закладка. Жигалковский осуществлял архитектурный и технический контроль за ходом строительства, причем также на совершенно безвозмездной основе. 12 января 1901 г. при большом стечении народа собор, названный Николаевским, был освящен епископом Владивостокским Евсевием. Собор был выстроен в русском стиле, в традициях московско-ярославского зодчества XVII века. Величественный храм имел форму креста, высота от пола до купола составляла 51 м. Купол покоился на 8 сложенных из дикого камня пилонах, искусно скрытых в стенах и углах здания. Казалось, что купол парит, едва опираясь на стены7. Внутреннее убранство храма отличалось великолепием, красивый иконостас был специально заказан в Москве, также как и светильники. Это был самый большой храм Приамурья, рассчитанный на две тысячи молящихся. После первой торжественной службы благодарные прихожане преподнесли Вацлаву Жигалковскому икону, а епископ Евсевий его благословил. Эта была, пожалуй, наивысшая честь, которая могла быть оказана в православном храме католику8.


   В начале 30-х годов собор был взорван большевиками, на его месте построили административное здание, в котором стал размещаться штаб 5-й армии. Вместо архитектурной доминанты в центре города, какой был храм, появилось нечто помпезное и неуклюжее, а равнинный Уссурийск потерял здание, придававшее ему устремленность ввысь. Эта потеря для города просто невосполнима. Такая же трагическая судьба постигла и другие храмы, возведенные В. И. Жигалковским. Из гражданских построек В. И. Жигалковского в Уссурийске сохранились здание церковно-приходской школы (Краснознаменная, 80), а также здание подворья женского монастыря (Амурская, 69).


   Жигалковский участвовал и в других инженерных и строительных работах в Никольском, в частности, в составлении проектного плана застройки восточной части Никольск-Уссурийского (1893 г.), осуществлял технический надзор за работами по переустройству моста и дамбы, связывающей город Никольск-Уссурийский с железнодорожной станцией (1900 г.)9. Кроме того, в


   90-е годы он руководит строительством различного рода воинских зданий в Черниговке, Славянке, Барабаше и Новокиевском2. Однако, главным строительным делом Жигалковского вне Владивостока можно уверенно считать проектирование и строительство большого комплекса кирпичных казарменных зданий в селе Раздольном примерно в 30 километрах от Никольск-Уссурийского.


   В 1899 г. Жигалковского за отличие по службе производят в подполковники и назначают отдельным производителем работ по строительству казарменных зданий в селе Раздольном. Казарменный городок подполковник Жигалковский строил до 1901 г., когда все работы были закончены2. Раздольненские казармы являются одной из ярких архитектурных достопримечательностей на конечном участке транссибирской железнодорожной магистрали. Группы казарменных зданий выстроены преимущественно в традиционном "кирпичном" стиле, обычном для построек подобного назначения, однако некоторые из них, построенные в стиле "модерн" с элементами неоготики и обращенные к линии железной дороги, заставляют многих пассажиров проходящих мимо поездов подолгу задерживать на себе взгляд. Даже сейчас, несмотря на поздние искажения и перестройки, ансамбль воинских зданий на ст. Раздольное мало кого может оставить равнодушным.


   В 1899 г. заслуженный профессор Николаевской инженерной академии военный инженер полковник К. И. Величко запроектировал сухопутный долговременный обвод Владивостокской крепости10. 12 января 1900 г. проект был утвержден Императором Николаем II, после чего Строитель Владивостокских укреплений военный инженер полковник С. Ф. Чиж приступил к его реализации. Однако через полтора года С. Ф. Чиж покинул Владивосток и с 7 августа 1901 г. подполковника В. И. Жигалковского назначили временно исполнять должность Строителя Владивостокских укреплений. 14 апреля 1902 г. за отличие по службе приказом Императора Николая II-го Жигалковского произвели в полковники и утвердили в должности Строителя Владивостокских укреплений, а также назначили Начальником инженеров Владивостокской крепости вместо отбывшего в Санкт-Петербург генерал-майора К. С. Чернокнижникова2.


   На долю Жигалковского выпал самый ответственный, завершающий этап в строительстве укреплений. По проекту 1899 г. в крепости строились форты Графа Муравьва-Амурского, Суворова и Русских, а также ряд промежуточных опорных пунктов - люнеты № 1, 2 и 3, укрепления № 1 и 2, укрепление № 3 (форт Линевича), укрепление № 4 (форт Поспелова), Саперный редут № 4 и Редут № 5, пятнадцать открытых батарей, непрерывная ограда в промежутках между фортами и опорными пунктами в виде рва и земляного вала, а также 23 береговые батареи11. К моменту вступлению Жигалковского в должность была выполнена большая часть работ на береговых батареях, за исключением батарей на побережье Уссурийского залива, которые еще только предстояло построить, на сухопутных укреплениях выполнили значительную часть земляных и скальных работ, но к бетонным работам только едва приступили.


   До января 1904 г. Жигалковскому удалось полностью завершить работы на западном участке оборонительной ограды, где в мае 1903 г. провели в присутствии военного министра генерал-лейтенанта А. Н. Куропаткина показательные "крепостные маневры", и выполнить большую часть работ на ее восточном участке, а также на о. Русском12. На батареях побережья Уссурийского залива не успели установить орудия. Центральный участок ограды через долину Первой речки, который должен был пройти по оборонительной плотине, так и не был построен13.


   Во время русско-японской войны 1904 - 1905 гг. В. И. Жигалковский находился во Владивостоке и занимался исправлением недостатков обороны, выявившихся при объявлении Владивостока на осадном положении, за что был 18 августа 1904 г. награжден орденом св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом и по окончании войны 29 июня 1906 г. орденом св. Владимира 3-й степени2. Ему пришлось спешно заканчивать работы на восточном участке долговременного обвода, для чего к работам помимо китайских рабочих были привлечены солдаты 8-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии. Для вооружения кофров полудолговременных укреплений пришлось воспользоваться старыми стволами 4-х и 9-ти фунтовых пушек (87-мм и 107-мм, соответственно) обр. 1867 г., хранящихся на складах Владивостокского военного порта. Для этого пушки вмуровали прямо в кладку амбразур, закрепив за цапфы стальные кованные "серьги", сквозь которые пропустили двутавровые балки, передающие отдачу при выстреле на всю площадь стены боевого каземата. После безнаказанного обстрела Владивостока 22 января 1904 г. японской эскадрой со стороны Уссурийского залива, пришлось в не менее спешном порядке завершать вооружение батарей на его побережье и строить здесь новые батареи, не предусмотренные первоначальным проектом. После стоянки японского флота у южного побережья о. Русский 15 - 17 апреля 1904 г. и постановки им в водах крепости минных заграждений, Жигалковскому пришлось строить временные батареи по всему периметру острова, соответственно возводя здесь полевые позиции для пехоты13.


   Сведения о ходе боев, доходящие из осажденного Порт-Артура, показывали, что долговременный оборонительный обвод Владивостокской крепости проекта 1899 г. имеет серьезнейшие трудноустранимые недостатки. Само расположение этого обвода в 3 - 5 км от места стоянки кораблей во Владивостоке, должно было, по опыту Порт-Артура, неминуемо привести к их гибели от огня сухопутной осадной артиллерии. Кроме того, из этого опыта следовало, что японские осадные 280-мм гаубицы могли легко пробивать 1,2 м своды казематов владивостокских укреплений. Осенью 1904 г. полковник Жигалковский начал работы по переносу главной оборонительной линии на 5 - 7 км севернее, на высоты по южному борту долины Седанки, как это предлагал сделать еще в 1897 г. полковник К. С. Чернокнижников. Начатые тогда работы по строительству на Седанкинских высотах фортов Северный и Северо-Восточный были остановлены в январе 1899 г. по приказу А. Н. Куропаткина, а теперь Жигалковский срочно усиливал эти едва начатые постройкой укрепления средствами полевой фортификации13.


   Для защиты от 280-мм снарядов под долговременными укреплениями проекта 1899 г. и недостроенными фортами на высотах Седанки Жигалковский построил подземные убежища пещерного типа. Некоторые из этих убежищ, выбитых в скальном грунте, сохранились и до настоящего времени. Впоследствии, при обороне Вердена в 1915 - 1918 гг. к строительству таких же пещерных убежищ под фортами были вынуждены прибегнуть французы, но Жигалковский предварил их опыт на целое десятилетие.


   Работы, выполненные за время войны по усилению Владивостока под руководством полковника Жигалковского, вынудили японцев отказаться от планов переноса военных действий на территорию Южно-Уссурийского края и осады Владивостока. Крепость сыграла, таким образом, свою стратегическую роль не сделав ни одного выстрела по врагу13.


   После русско-японской войны в 1907 - 1910 гг. В. И. Жигалковский проделал большую работу по организации строительства в крепости новых казарменных зданий, потребовавшихся для размещения увеличившегося гарнизона, а также дорог, мостов и других сооружений инфраструктуры, соответствующих новому оборонительному обводу. О масштабах этих работ свидетельствует тот факт, что в 1908 г. только на строительном участке военного инженера капитана Ч. Б. Рыбинского (п-ов Муравьева-Амурского) на строительстве грунтовых дорог, сборке военных бараков и сооружении зданий для войск работало около 20 тысяч русских и 60 тысяч китайских рабочих, что по численности было сопоставимо с населением всего тогдашнего Владивостока14. К 1910 г. строительство казарм и дорог было, в основном, завершено15. За отличие по службе 29 марта 1909 г. Жигалковский был произведен в генерал-майоры2.


   В октябре 1909 г. генерал Жигалковский показывал оборонительные сооружения министру финансов России В. Н. Коковцову, прибывшему во Владивосток со специальным поручением Императора по проверке обороноспособности крепости. Жигалковский доложил Коковцову, что крепостным инженерным управлением составлен план размещения новых фортификационных сооружений, но в Главном инженерном управлении его не утвердили, поскольку там далеко не все разделяли взгляды Жигалковского о первостепенной важности высоты 217, наиболее высокой точки южной части п-ова Муравьева-Амурского (458 м), представлявшей собой великолепный наблюдательный и корректировочный пункт. Эта высота занимала выдвинутое вперед положение относительно новой оборонительной линии, что требовало ее занятия сильным фортом, способным сопротивляться изолированно. Жигалковский возил на эту высоту самого Коковцова, но сильный туман помешал ему доказать свою правоту16. Ранее, еще в 1908 г. Жигалковский возил на высоту 217 генерал-инспектора артиллерии великого князя Сергея Михайловича, который, как опытный артиллерист, вполне согласился с его мнением. Впоследствии на 217-й высоте построили форт № 2 - самый большой и мощный форт Владивостокской крепости, но уже без участия самого Жигалковского2,10.


   5 марта 1910 г. генерал Жигалковский был назначен начальником инженеров Михайловской крепости (Батум), однако в новой должности он числился недолго2. Последний год службы был для него годом тяжелых испытаний. Дело в том, что В. И. Жигалковский часто сам выступал в роли подрядчика на тех или иных строительных работах. За годы, проведенные на Дальнем Востоке, он накопил, по оценкам современников, около 5 миллионов рублей, что составило огромное по тем временам состояние. Это дало повод обвинить его в финансовых злоупотреблениях, расследованием которых занималась специальная сенаторская ревизия сенатора Глищинского, частично подтвердившая эти обвинения17. Однако Николай II, учитывая длительную службу Жигалковского на Дальнем Востоке и ту пользу России, которую принесла эта служба, распорядился расследование прекратить, а сам Жигалковский Высочайшим приказом от 8 декабря 1910 г. был отправлен в отставку "с назначением пенсии и сохранением мундира"2.


   По некоторым данным, после выхода в отставку Вацлав Игнатьевич Жигалковский проживал вместе с семьей в Петербурге, где его дочери были свидетелями исторических событий февраля 1917 г.18 Как сложилась его дальнейшая судьба, мы не знаем и надеемся, что наши польские коллеги помогут выяснить, как прошли и где закончились последние годы этого блестящего архитектора и крупного военного инженера, оставившего большое строительное и фортификационное наследие на Дальнем Востоке России.


   Авторы выражают признательность Владимиру Павловичу Хохлову (п. Кавалерово, Приморского края) за предоставленные материалы по генеалогии рода Жигалковских и Нелле Григорьевне Мизь (Владивосток) за предоставленные данные о работах по строительству ифраструктуры Владивостокской крепости в 1906 - 1909 гг., а также Владимиру Николаевичу Зуеву (Владивосток) за ценные консультации.



БИБЛИОГРАФИЯ


1. РГИА (Российский Государственный Исторический Архив в СПб.), ф. 1343, оп. 21, ед. хр. 1956 (Дело о дворянстве Жигалковских по Подольской губернии за 1863 г.)

2. Послужной список генерал-майора Вацлава Игнатьевича Жигалковского, р. 1859 г. См.: РГВИА (Российский Государственный Военно-Исторический Архив в Москве), ф. 409, оп. 2, д. 5323, посл. список № 266-548.

3. РГВИА, ф. 13149, оп. 4, д. 488.

4. РГВИА, ф. 1349, оп. 4, д. 492

5. Суржик А. Н. Храмы города Владивостока. Записки ОИАК. Т. XXYIII. Владивосток, 1992, с. 49.

6. РГИА ДВ (Российский Государственный Архив Дальнего Востока), ф. 7, оп. 1, д. 120, л. 2.

7. Владивостокские епархиальные ведомости, 1903. № 11, с. 249

8. Владивосток, 1901, 21 января, с. 8.

9. Приамурские ведомости, 1900, 21 октября.

10. Калинин В. И., Аюшин Н. Б. Морская крепость Владивосток // Вестник ДВО РАН. 1996. № 5. С. 96 - 106.

11. РГВИА, ф. 349, оп. 8, док. 1970. Генеральный план Владивостокской крепости с обозначением прежних и вновь предполагаемых номераций и наименований укреплениям. 1902 г.

12. Отчет Военного Министра по поездке на Дальний Восток в 1903 г. Ч.1. СПб., 1903.

13. Русско-японская война 1904-1905 гг. СПб.: Изд. Ген. Штаба, 1910. т. I, IX.

14. Труды командированной по Высочайшему повелению Амурской экспедиции. Выпуск XI. Китайцы, Корейцы и Японцы в Приамурье. Отчет Уполномоченного Министерства Иностранных Дел В. В. Граве. СПб., 1912, с. 369.

15. Унтербергер П. Ф. Приамурский край 1906 - 1910 гг. СПб., 1912.

16. Коковцов В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1903 - 1911 гг. Кн. 1, 2. М.: "Наука", 1992.

17. Всеподданнейший отчет о проводившейся в 1910 г. по высочайшему повелению сенатором Глищинским ревизии управлений и установлений военного ведомства Иркутского и Приамурского военных округов. Т. 2. Приамурский военный округ. Спб., 1912.

18. Савич Н. В. Воспоминания. СПб.: "Logos", Дюссельдорф: "Голубой всадник", 1993.



SUMMARY


Military engineer major general Waclaw I. Zhygalkowsky


   The article introduces one of the builders and chiefs of engineers of Vladivostok fortress and the architect worked in Nikolsk-Ussuriisky and Vladivostok on the turn of the 19-th - the beginning of XX century. The authors described general Zhigalkowsky military career from the moment of his enrolling to the 2-nd Konstantin's military college in Saint-Peterburg, brilliant service in the Pavel's Leib-Guard regiment in Saint-Petersburg, studies at the Academy of Engineering and more than twenty year laborious job on the Far East of Russia until his retirement in 1910. All this is presented against of the development of Vladivostok fortress until 1910, Russo-Japanese war events in Vladivostok (1904 - 1905) etc. The brief characteristic of fortifications and buildings constructed by him are presented.



Источники:

   

1. Записки Общества изучения Амурского края. 1999 т. XXXIII. с. 21 - 27

2. Kalinin W., Ajuszyn M.,. Lynsza O. General Major Waclaw Ignatiewicz Zygalkowsky // Forteca. 1998. No 1(4). S. 39 - 44.

(Перепечатка из польского журнала "Forteca", № 1, 1998, s. 39 - 44 c разрешения редакции)



Вверх 



Статьи, публикации - Крепость Владивосток

 

1. ИССЛЕДОВАНИЕ ОБРАЗЦА БЕТОНА, ПРИМЕНЯВШЕГОСЯ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ ВЛАДИВОСТОКСКОЙ КРЕПОСТИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА. (Наталья В. Макарова, Алексей А. Сиренко, Константин Г. Кравченко)
2. СЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ ВЫСОТА ПОЛКОВНИКА ТОРОПОВА (Оксана БОРКОВА, фото из семейного архива И. Мандель)
3. ПОЛУДОЛГОВРЕМЕННЫЕ ФОРТЫ Н.А. БУЙНИЦКОГО в крепости Владивосток (В. И. Калинин, С. А. Воробьев, Н. Б. Аюшин)
4. МОРСКАЯ КРЕПОСТЬ ВЛАДИВОСТОК (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин)
5. ИСТОРИЯ возникновения и создания Владивостокской крепости (О. Боркова)
6. ФОРТ № 2 крепости Владивосток (В.И. Калинин, Н.Б. Аюшин, С. Воробьев)
7. СКАЗАНИЕ О СТАРОЙ КРЕПОСТИ (Николай ЛИТКОВЕЦ)
8.  ВОРОШИЛОВСКАЯ БАТАРЕЯ(Тамара КАЛИБЕРОВА)
9. Основные ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ТЕРМИНЫ
10. "ВЛАДИВОСТОКСКАЯ КРЕПОСТЬ В ГОРОДСКОЙ ЗАСТРОЙКЕ" (Кравченко К.Г., Сиренко А.А.)
 
11. Генерал-майор А.П. Шошин
12. Начальник инженеров флота К.А. Розе
13. Генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер
14. Инженер-полковник П.П. Унтербергер
15. Генерал-майор В.И. Жигалковский
16. Генерал В.А. Ирман
17. Генерал-лейтенант А.П. Будберг
18. Полковник В.А. Свиньин
19. Техник-строитель 7-го форта А.Р. Усас
 
20. УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РФ об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия Федерального значения



MADE IN RUSSIA

DESIGN BY KIRILL BURAVLEV